Гобелены по эскизам Рафаэля (1515)

"Между тем искусство Рафаэля достигло таких высот, что Лев Х приказал ему начать роспись большой верхней залы, посвященной победам Константина, к чему Рафаэль и приступил. Равным образом папа пожелал иметь богатейшие ковры из золотой и шелковой пряжи, для которых Рафаэль целиком собственными руками выполнил подцвеченные картоны в точных размерах и в натуральную величину. Картоны эти были посланы во Фландрию для тканья, откуда готовые ковры были доставлены в Рим. Эта работа была так чудесно выполнена, что диву даешься не только при виде ее, но и при одной мысли о том, как возможно было до мельчайших ниток расчесать волосы и бороды и передать всю мягкость человеческого тела при помощи тех же ниток. Поистине это - скорее чудо, чем дело рук человеческих. Ведь на этих коврах изображены и вода, и звери, и постройки с таким совершенством, что они кажутся не ткаными, а действительно написанными кистью. Произведение это стоило семьдесят тысяч скудо и до сих пор хранится в папской капелле" Вазари.

Одной из самых значительных работ Рафаэля стал папский заказ на десять гобеленов, иллюстрирующих евангельские сцены из жизни апостолов Петра и Павла и предназначенных для Сикстинской Капеллы. Они стали непревзойденными образцами монументального повествования в изобразительном искусстве как станцы Ватикана.

Желая завершить Сикстинскую капеллу, где Микеланджело расписал потолок эпизодами из "Книги Бытия", "Сивиллами", "Пророками" и "Праотцами", Лев Х в 1514 году заказал Санцио картоны для гобеленов на тему "Деяния апостолов". Они должны были располагаться под росписями XV века, изображающими сцены из жизни Моисея и Христа, и стать их сюжетно-историческим продолжением. В важные дни, в церковные праздники, на стенах, в первом уровне Сикстинской капеллы, вывешивались гобелены, изображающие сцены из жизни апостолов, с гербами Дела Роверов(пап Сикста IV и Юлия II), и, согласно одной легенде, они прибыли первоначально из Иерусалима.

По мнению папы Льва X, они стали слишком изношенными и неприглядными и должны были быть заменены. Идея была превосходная, поскольку эта замена дала Льву X возможность показать свой герб в наиболее важной капелле христианского мира. Герб Льва X, исполненный по рисунку Рафаэля, украшает края новых гобеленов.

Первоначально художнику, возможно, заказали цикл гобеленов, и оговорили, выбор сцены, которые согласуются с ключевыми особенностями духовной политики нового римского папы, при сохранении стиля уже имевшегося интерьера. Лев X ожидал, что Рафаэль интерпретирует эти темы мастерски. Возможно, это было в конце 1514 или в начале 1515. Рисунки были закончены в конце 1516 г, так как имеется документальное свидетельство, что конечная оплата была сделана 20 декабря 1516г.

Рафаэль сделал рисунки для этих гобеленов в их полную величину (так называемые картоны). Затем они были отосланы в Брюссель, в ткацкую мастерскую известного мастера Питера Ян Алеста (ван Элста), самой лучшей в то время. Один гобелен был закончен 1517 г., и семь гобеленов были готовы к Рождественским праздникам 1519 г. Три другие, должно быть, прибыли вскоре, перед смертью Льва Х, в 1521. Очевидно, Рафаэль мог их видеть до своей смерти выставленными в Сикстинской Капелле. Папа Лев X видел эти гобелены наверняка, поскольку умер годом позже Рафаэля. В списке, сделанном после смерти Льва Х, числится 10 рисунков гобеленов. В 1527, эти работы были украдены, и не были возвращены до 1550-ых. В настоящее время гобелены находятся в Ватиканском музее. Уцелело семь оригинальных картонов Рафаэля, и все они хранятся в коллекции Музея Виктории и Альберта в Лондоне, куда поступили из Британского королевского собрания (картоны были куплены в 1623 году принцем Уэльским, будущим королем Карлом I).

При исполнении этой работы Рафаэль столкнулся с двойным вызовом своему самолюбию человека и художника. С одной стороны, он знал, как важен этот проект для Льва Х и как он надеется на него. С другой стороны, он чувстовал что из-за потолка Микеланжело он, известный художник, отодвинут в тень, пусть знаменитым, но скульптором, и их работы будут сравниваться, не по объёму, а по качеству исполнения. Он справился с этой трудной задачей, и гобелены имели огромный успех, когда были показаны в Сикстинской капелле в 1519г.

Как пишет Вельфлин, "эти картоны были сокровищницей, из которой художники черпали формы для выражения движений человеческой души. Удивление, испуг, страдание, величие и достоинство воплощены здесь с таким совершенством, что иных форм для них Запад не мог и представить себе".

Чудесный лов рыбы. Гобелен. 1515 г. Рафаэль Св. Павел проповедует в Афинах. Гобелен. Рафаэль. 1515 г.

Самые известные Ватиканские гобелены:

"Чудесный лов рыбы",

"Cв. Павел проповедует в Афинах",

"Паси овцы мои", или "Призвание Св. Петра к апостольству",

"Смерть Анании".

Гобелен "Чудесный лов рыбы" изображает сюжет Библейского повествования, который описывает одно из чудес Иисуса. Когда рыбаки, среди которых было и несколько Его последователей, не удалось выловить стоящего улова, трудясь всю ночь, следуя повелению Господа, еще раз заплыли на глубину и забросили сети, улов превзошел их самые смелые ожидания. Под весом рыбы начали рваться сети, утлые лодки начали тонуть. И тогда прозрели рыбаки, а Симон, которого Иисус назвал Петром (Камнем), осознал случившееся как Божье чудо, вместе с чем пришло также и осознание собственной греховности.

Чудесный изобильный лов рыбы был прообразом Божьего призвания для Апостолов. Отныне они перестали заниматься рыбной ловлей, но стали на путь служения Господу - "ловцами человеков" для Царства Божьего.

Паси овцы мои. Гобелен. Рафаэль. 1515 г. Музей Виктории и Альберта, Лондон Смерть Анании. Гобелен. Рафаэль. 1515 г.

Гобелен "Паси овцы мои" изображает момент призвания Святого Петра к апостольскому служению. Распятый, воскресший Спаситель призвал Петра быть пастырем. Когда распинали Христа, три раза отрекся от Него Петр. Три раза подтвердил Петр согласие следовать Божьему призванию - отныне и до самой мученической смерти. На гобелене ученики Христа, многие из которых, в том числе и Петр, были прежде рыбаками, повернулись к Иисусу с стадом кротких овечек, отвернувшись от своих прежних занятий, прежней жизни, от озера и лодок.